Глава двенадцатая

Кокошкин обратился к инвалидному офицеру: — Вы спасли этого человека, рискуя собственною жизнью? — Точно так, ваше превосходительство. — Свидетелей этого происшествия не было, да по позднему времени и не могло быть? — Да, ваше превосходительство, было темно, и на набережной никого не было, кроме часовых. — О часовых незачем поминать: часовой охраняет свой пост и не должен отвлекаться ничем посторонним. Я верю тому, что написано в протоколе. Ведь это с ваших слов? Слова эти Кокошкин произнес с особенным ударением, точно как будто пригрозил или прикрикнул. Но офицер не сробел, а, вылупив глаза и выпучив грудь, ответил: — С моих слов и совершенно верно, ваше превосходительство. — Ваш поступок достоин награды. Тот начал благодарно кланяться. — Не за что благодарить, — продолжал Кокошкин. — Я доложу о вашем самоотверженном поступке государю императору, и грудь ваша, может быть, сегодня же будет украшена медалью. А теперь можете идти домой, напейтесь теплого и никуда не выходите, потому что, может быть, вы понадобитесь. Инвалидный офицер совсем засиял, откланялся и вышел. Кокошкин поглядел ему вслед и проговорил: — Возможная вещь, что государь пожелает сам его видеть. — Слушаю-с, — отвечал понятливо пристав. — Вы мне больше не нужны. Пристав вышел и, затворив за собою дверь, тотчас, по набожной привычке, перекрестился. Инвалидный офицер ожидал пристава внизу, и они отправились вместе в гораздо более теплых отношениях, чем когда сюда вступали. В кабинете у обер-полицеймейстера остался один Свиньин, на которого Кокошкин сначала посмотрел долгим, пристальным взглядом и потом спросил: — Вы не были у великого князя? В то время, когда упоминали о великом князе, то все знали, что это относится к великому князю Михаилу Павловичу. — Я прямо явился к вам, — отвечал Свиньин. — Кто караульный офицер? — Капитан Миллер. Кокошкин опять окинул Свиньина взглядом и потом сказал: — Вы мне, кажется, что-то прежде иначе говорили. Свиньин даже не понял, к чему это относится, и промолчал, а Кокошкин добавил: — Ну все равно: спокойно почивайте. Аудиенция кончилась.
© Это произведение перешло в общественное достояние. Произведение написано автором, умершим более семидесяти лет назад, и опубликовано прижизненно, либо посмертно, но с момента публикации также прошло более семидесяти лет. Оно может свободно использоваться любым лицом без чьего-либо согласия или разрешения и без выплаты авторского вознаграждения.
©1996—2023 Алексей Комаров. Подборка произведений, оформление, программирование.
Яндекс.Метрика