IV

Прошла весна. Наступило лето. Черное Ушко не показывался. Богач даже рассердился на него. — Ведь мог бы как-нибудь забежать на минутку... Кажется, не много дела и время найдется. Ксюша тоже сердилась. Ей было обидно, что она целую зиму так любила такого нехорошего зайца... Еремка молчал, но тоже был недоволен поведением недавнего приятеля. Прошло и лето. Наступила осень. Начались заморозки. Перепадал первый мягкий, как пух, снежок. Черное Ушко не показывался. — Придет, косой... — утешал Богач Еремку. — Вот погоди: как занесет все снегом, нечего будет есть, ну, и придет. Верно тебе говорю... Но выпал и первый снег, а Черное Ушко не показывался. Богачу сделалось даже скучно. Что же это в самом деле: уж нынче и зайцу нельзя поверить, не то что людям... Однажды утром Богач что-то мастерил около своей избушки, как вдруг послышался далекий шум, а потом выстрелы. Еремка насторожился и жалобно взвизгнул. — Батюшки, да ведь это охотники поехали стрелять зайцев! — проговорил Богач, прислушиваясь к выстрелам, доносившимся с того берега реки. — Так и есть... Ишь как запаливают... Ох, убьют они Черное Ушко! Непременно убьют... Старик, как был, без шапки побежал к реке. Еремка летел впереди. — Ох, убьют! — повторял старик, задыхаясь на ходу. — Опять стреляют... С горы было все видно. Около лесной заросли, где водились зайцы, стояли на известном расстоянии охотники, а из лесу на них гнали дичь загонщики. Вот затрещали деревянные трещотки, поднялся страшный гам и крик, и показались из заросли перепуганные, оторопелые зайцы. Захлопали ружейные выстрелы, и Богач закричал не своим голосом: — Батюшки, погодите!! Убьете моего зайца... Ой, батюшки!!. До охотников было далеко, и они ничего не могли слышать, но Богач продолжал кричать и махал руками. Когда он подбежал, загон уже кончился. Было убито около десятка зайцев. — Батюшки, что вы делаете? — кричал Богач, подбегая к охотникам. — Как, что? Видишь, зайцев стреляем. — Да ведь в лесу-то мой собственный заяц живет... — Какой твой? — Да так... Мой заяц — и больше ничего. Левая передняя лапка перешиблена... Черное Ушко... Охотники засмеялись над сумасшедшим стариком, который умолял их не стрелять со слезами на глазах. — Да нам твоего зайца совсем не надо, — пошутил кто-то. — Мы стреляем только своих... — Ах, барин, барин, нехорошо... Даже вот как нехорошо... Богач осмотрел всех убитых зайцев, но среди них Черного Ушка не было. Все были с целыми лапками. Охотники посмеялись над стариком и пошли дальше по лесной опушке, чтобы начать следующий загон. Посмеялись над Богачом и загонщики, ребята-подростки, набранные из деревни, посмеялся и егерь Терентий, тоже знакомый мужик. — Помутился немножко разумом наш Богач, — пошутил еще Терентий. — Этак каждый начнет разыскивать по лесу своего зайца... Для Богача наступало время охоты на зайцев, но он все откладывал. А вдруг в ловушку попадет Черное Ушко? Пробовал он выходить по вечерам на гумна, где кормились зайцы, и ему казалось, что каждый пробегавший мимо заяц — Черное Ушко. — Да ведь Еремка-то по запаху узнает его, на то он пес... — решил он. — Надо попробовать... Сказано — сделано. Раз, когда поднялась непогода, Богач отправился с Еремкой на охоту. Собака пошла под гору как-то неохотно и несколько раз оглядывалась на хозяина. — Ступай, ступай, нечего лениться... — ворчал Богач. Он обошел гумна и погнал зайцев. Выскочило зараз штук десять. «Ну, будет Еремке пожива...» — думал старик. Но его удивил собачий вой. Это выл Еремка, сидя под горой на своем месте. Сначала Богач подумал, что собака взбесилась, и только потом понял, в чем дело: Еремка не мог различить зайцев... Каждый заяц ему казался Черным Ушком. Сначала старик рассердился на глупого пса, а потом проговорил: — А ведь правильно, Еремка, даром что глупый пес... Верно, шабаш нам зайцев душить. Будет... Богач пошел к хозяину фруктового сада и отказался от своей службы. — Не могу больше... — коротко объяснил он.
4/4
© Это произведение перешло в общественное достояние. Произведение написано автором, умершим более семидесяти лет назад, и опубликовано прижизненно, либо посмертно, но с момента публикации также прошло более семидесяти лет. Оно может свободно использоваться любым лицом без чьего-либо согласия или разрешения и без выплаты авторского вознаграждения.
©1996—2021 Алексей Комаров. Подборка произведений, оформление, программирование.
Яндекс.Метрика