Авторы
 
Максим Горький

Егор Булычов и другие

Сцены
Действующие лица:
Егор Булычов. Ксения — его жена. Варвара — дочь от Ксении. Александра — побочная дочь. Мелания — игуменья, сестра жены. Звонцов — муж Варвары. Тятин — его двоюродный брат. Мокей Башкин. Василий Достигаев. Елизавета — жена его.
Антонина Алексей
}
Дети от первой жены.
Павлин — поп. Доктор. Трубач. Зобунова — знахарка. Пропотей — блаженный. Глафира — горничная. Таисья — служанка Мелании. Мокроусов — полицейский. Яков Лаптев — крестник Булычова. Донат — лесник.

Первый акт

Столовая в богатом купеческом доме. Тяжелая громоздкая мебель. Широкий кожаный диван, рядом с ним — лестница во второй этаж. В правом углу фонарь, выход в сад. Яркий зимний день. Ксения, сидя у стола, моет чайную посуду. Глафира, в фонаре, возится с цветами. Входит Александра, в халате, в туфлях на босую ногу, непричесанная, волосы рыжие, как и у Егора Булычова.
Ксения. Ох, Шурка, спишь ты... Шура. Не шипите, не поможет. Глаша — кофе! А где газета? Глафира. Варваре Егоровне наверх подала. Шура. Принеси. На весь дом одну газету выписывают, черти! Ксения. Это кто — черти? Шура. Папа дома? Ксения. К раненым поехал. Черти-то — Звонцовы? Шура. Да, они. (У телефона.) Семнадцать — шестьдесят три. Ксения. Вот я скажу Звонцовым-то, как ты их честишь! Шура. Позовите Тоню! Ксения. До чего ты дойдешь? Шура. Это ты, Антонина? На лыжах едем? Нет? Почему? Спектакль? Откажись! Эх ты, — незаконная вдова!.. Ну, хорошо. Ксения. Как же это ты девушку-то вдовой зовешь? Шура. Жених у нее помер или нет? Ксения. Все-таки она — девушка. Шура. А вы почему знаете? Ксения. Фу, бесстыдница! Глафира (подает кофе). Газету Варвара Егоровна сама принесет. Ксения. Больно много ты знаешь для твоих лет. Гляди: меньше знаешь — крепче спишь. Я в твои годы ничего не знала... Шура. Вы и теперь... Ксения. Тьфу тебе! Шура. Вот сестрица шествует важно. Бонжур, мадам! Комман са ва? 1 Варвара. Уже одиннадцать, а ты не одета, не причесана... Шура. Начинается. Варвара. Ты все более нахально пользуешься тем, что отец балует тебя... и что он нездоров... Шура. Это ты — надолго? Ксения. А что ей отцово здоровье? Варвара. Я должна буду рассказать ему о твоем поведении... Шура. Заранее благодарна. Кончилось? Варвара. Ты — дура! Шура. Не верю! Это не я — дура. Варвара. Рыжая дура! Шура. Варвара Егоровна, вы совершенно бесполезно тратите энергию. Ксения. Вот и учи ее! Шура. И у вас портится характер. Варвара. Хорошо... хорошо, милая! Мамаша, пойдемте-ка в кухню, там повар капризничает... Ксения. Он — не в себе, у него сына убили. Варвара. Ну, это не резон для капризов. Теперь столько убивают...
Ушли.
Шура. А если бы у нее красавца Андрюшу ухлопали, вот бы взвилась! Глафира. Зря вы дразните их. Пейте скорее, мне здесь убирать надо. (Ушла, унося самовар.)
Шура сидит, откинувшись на спинку стула, закрыв глаза, руки — на затылке рыжей, лохматой головы.
Звонцов (с лестницы, в туфлях, подкрался к ней, обнял сзади). О чем замечталась, рыжая коза? Шура (не открывая глаз, не шевелясь). Не трогайте меня. Звонцов. Почему? Ведь тебе приятно? Скажи — да? Приятно? Шура. Нет. Звонцов. Почему? Шура. Оставьте. Вы — притворяетесь. Я вам не нравлюсь. Звонцов. А хочешь нравиться, да?
На лестнице — Варвара.
Шура. Если Варвара узнает... Звонцов. Тише... (Отошел, говорит поучительно.) Н-да... Следует взять себя в руки. Надобно учиться... Варвара. Она предпочитает говорить дерзости и пускать мыльные пузыри с Антониной... Шура. Ну и пускаю. Люблю пускать пузыри. Что тебе — мыла жалко? Варвара. Мне жалко — тебя. Я не знаю — как ты будешь жить? Из гимназии тебя попросили удалиться... Шура. Неправда. Варвара. Твоя подруга — полоумная. Звонцов. Она хочет музыке учиться. Варвара. Кто? Звонцов. Шура. Шура. Неправда. Я не хочу учиться музыке. Варвара. Откуда же ты это взял? Звонцов. Разве ты, Шура, не говорила, что хочешь? Шура (уходя). Никогда не говорила. Звонцов. Гм... Странно. Не сам же я выдумал это! Ты, Варя, очень сердито с ней... Варвара. А ты слишком ласков. Звонцов. Что значит — слишком? Ты же знаешь мой план... Варвара. План — это план, но мне кажется, что ты подозрительно ласков. Звонцов. Глупости у тебя в голове... Варвара. Да? Глупости? Звонцов. Сообрази сама: уместны ли в такое серьезнейшее время сцены ревности? Варвара. Ты зачем сюда спустился? Звонцов. Я? Тут... объявление одно в газете. И лесник приехал, говорит: мужики медведя обложили. Варвара. Донат — в кухне. Объявление — о чем? Звонцов. Это, наконец, возмутительно! Как ты говоришь со мной? Что я —мальчишка? Черт знает... Варвара. Не кипятись! Кажется — отец приехал. А ты в таком виде.
Звонцов поспешно идет вверх, Варвара — встречать отца. Шура в зеленой теплой кофте и в зеленом колпаке бежит к телефону, ее перехватил и молча прижал к себе Булычов, за ним идет поп Павлин, в лиловой рясе.
Булычов (сел к столу, обняв Шуру за талию, она гладит его медные, с проседью, волосы). Народа перепортили столько, что страшно глядеть... Павлин. Цветете, Шурочка? Простите, не поздоровался... Шура. Это я должна была сделать, отец Павлин, но папа схватил меня, как медведь... Булычов. Стой! Шурка, смирно! Куда теперь этот народ? А бесполезных людей у нас и до войны многовато было. Зря влезли в эту войну... Павлин (вздохнув). Соображения высшей власти... Булычов. С японцами тоже плохо сообразили, и получился всемирный стыд... Павлин. Однако войны не токмо разоряют, но и обогащают как опытом, так равно и... Булычов. Одни — воюют, другие — воруют. Павлин. К тому же ничто в мире не совершается помимо воли божией, и — что значит ропот наш? Булычов. Ты, Павлин Савельев, брось проповеди... Шурок, ты на лыжах бежать собралась? Шура. Да, Антонину жду. Булычов. Ну... ладно! Не уйдешь, так я тебя — минут через пяток — позову.
Шура убежала.
Павлин. Выровнялась как отроковица... Булычов. Телом — хороша, ловкая, а лицом — не удалась. Мать у нее некрасива была. Умная, как черт, а некрасива. Павлин. Лицо у Александры Егоровны... своеобразное... и... не лишено привлекательности. Родительница — откуда родом? Булычов. Сибирячка. Ты говоришь — высшая власть... от бога... и все такое, ну а Дума то — как? Откуда? Павлин. Дума, это... так сказать — допущение самой власти к умалению ее. Многие полагают, что даже — роковая ошибка, но священно-церковно-служителю не подобает входить в рассуждение о сих материях. К тому же в наши дни на духовенство возложена обязанность воспламенять дух бодрости... и углублять любовь к престолу, к отечеству... Булычов. Воспламенили дух да в лужу и — бух... Павлин. Как известно вам — убедил я старосту храма моего расширить хор певчих, а также беседовал с генералом Бетлингом о пожертвовании на колокол новостроящегося храма во имя небесного предстателя вашего, Егория... Булычов. Не дал на колокол? Павлин. Отказал и даже неприятно пошутил: «Медь говорит, даже в полковых оркестрах — не люблю!» Вот вам бы на колокол-то хорошо пожертвовать по причине вашего недомогания? Булычов (вставая). Колокольным звоном болезни не лечат. Павлин. Как знать? Науке причины болезней неведомы. В некоторых санаториях иностранных музыкой лечат, слышал я. Тоже и у нас существует пожарный, он игрой на трубе пользует... Булычов (усмехаясь). На какой трубе? Павлин. На медной. Говорят, весьма большая труба! Булычов. Ну, если — большая... Вылечивает? Павлин. Будто бы успешно! Все может быть, высокопочтеннейший Егор Васильевич! Все может быть. В тайнах живем, во мраке многочисленных и неразрешимых тайн. Кажется нам, что — светло и свет сей исходит от разума нашего, а ведь светло-то лишь для телесного зрения, дух же, может быть, разумом только затемняется и даже — угашается. Булычов (вздыхая). Эко слов-то у тебя сколько... Павлин (все более воодушевленно). Возьмите, примерно, блаженного Прокопия, в какой радости живет сей муж, дурачком именуемый невегласами... Булычов. Ну, ты опять, тово... проповедуешь! Прощай-ко. Устал я. Павлин. Сердечно желаю доброго здоровья. Молитвенник ваш... (Уходит.) Булычов (щупая правый бок, подошел к дивану, ворчит). Боров. Нажрался тела-крови Христовой... Глафира!.. Эй... Варвара. Вы что? Булычов. Ничего. Глафиру звал. Эк ты вырядилась! Куда это? Варвара. На спектакль для выздоравливающих... Булычов. И стеклышки на носу? Врешь, что глаза требуют, для моды носишь... Варвара. Папаша, вы бы поговорили с Александрой, она ведет себя отчаянно, становится совершенно невыносимой. Булычов. Все вы — хороши! Иди! (Бормочет.) Невыносимы. Вот я... выздоровлю, я вас... вынесу! Глафира. Звали? Булычов. Звал. Эх, Глаха, до чего ты хороша! Здоровая! Каленая! А Варвара у меня — выдра! Глафира (заглядывая на лестницу). Ее счастье. Будь она красивой, вы бы и ее на постелю себе втащили. Булычов. Дочь-то? Опомнись, дура! Что говоришь? Глафира. Я знаю — что! Шуру-то тискаете, как чужую... как солдат! Булычов (изумлен). Да ты, Глафира, рехнулась! Ты что: к дочери ревнуешь? Ты о Шурке не смей эдак думать. Как солдат... Как чужую! А ты бывала у солдат в руках? Ну? Глафира. Не к месту... не ко времени разговоры эти. Зачем звали? Булычов. Доната пошли. Стой! Дай-ко руку. Любишь все-таки? И хворого? Глафира (припадая к нему). Горе ты мое... Да — не хворай ты! Не хворай... (Оторвалась, убежала.)
Булычов хмуро улыбается, облизывает губы. Качает головой. Лег.
Донат. Доброго здоровья, Егор Васильевич! Булычов. Спасибо. С чем прибыл? Донат. С хорошим: медведя обложили. Булычов (вздохнув). Ну, это... для зависти, а не для радости. Мне теперь медведь — не забава. Лес-то рубят? Донат. Помаленьку. Людей нет.
Входит Ксения. Нарядная, руки в кольцах.
Булычов. Ты что? Ксения. Ничего. Ты бы, Егорий, не соблазнялся медведем-то, куда уж тебе охотиться. Булычов. Помолчи. Нет людей? Донат. Старики да мальчишки остались. Князю полсотни пленных дали, так они в лесу не могут работать. Булычов. Они поди-ко с бабами работают. Донат. Это — есть. Булычов. Да... Баба теперь голодная. Ксения. Слышно — большой разврат пошел по деревням... Донат. Почему разврат, Аксинья Яковлевна? Мужиков — перебили, детей-то надобно родить? Выходит так: кто перебил, тот и народи... Булычов. Похоже... Ксения. Ну уж, какие дети от пленных! Хотя, конечно, ежели мужчина здоровый... Булычов. А баба — дура, так ему от этой бабы детей иметь неохота. Ксения. У нас бабы — умные. А здоровых-то мужиков всех на войну угнали, дома остались одни... адвокаты. Булычов. Народу перепорчено — много. Ксения. Зато остальные богаче жить будут. Булычов. Сообразила! Донат. Цари народом сыты не бывают. Булычов. Как ты сказал? Донат. Не бывают, говорю, цари народом сыты. Своих кормить нечем, а все хотим еще чужих завоевать. Булычов. Верно. Это — верно! Донат. Нельзя иначе понять — для какого смысла воюем? И вот бьют нас, за жадность. Булычов. Правильно говоришь, Донат! Вот и Яков, крестник, тоже говорит: «Жадность всему горю начало». Он — как там? Донат. Он — ничего. Умный он у вас. Ксения. Нашел умника! Дерзкий он, а не умный. Донат. От ума и дерзок, Аксинья Яковлевна. Он там, Егорий Васильевич, дезертиров подобрал человек десяток, поставил на работу, ничего — работают. А то они воровством баловались. Булычов. Н-ну, это... Мокроусов узнает — скандалить начнет. Донат. Мокроусов — знает. Он даже рад. Ему — легче. Булычов. Ну, смотри...
Звонцов сходит сверху.
Донат. Медведя, значит... Булычов. Медведь — твое счастье. Звонцов. Разрешите предложить медведя Бетлингу! Вы знаете, он оказывает нам... Булычов. Знаю, знаю! Предлагай. А то — архиерею предложи! Ксения (усмехаясь). Вот бы поглядеть, как архиерей в медведя стреляет. Булычов. Ну, я устал. Прощай, Донат! А что-то нехорошо все, братец мой, а? Как я захворал, так и началось неладное...
Донат молча поклонился, уходит.
Аксинья, Шурку пошли мне. Ты чего мнешься, Андрей? Говори сразу!
Звонцов. Я по поводу Лаптева... Булычов. Ну? Звонцов. Мне стало известно, что он связался с... неблагонадежными людьми и на ярмарке в Копосове говорил мужикам противуправительственные речи. Булычов. Брось! Ну какие теперь ярмарки? Какие мужики? И что вы все на Якова жалуетесь? Звонцов. Но ведь он как бы член нашей семьи...
Шура вбегает.
Булычов. Как бы... Не очень-то вы его... своим считаете. Он вот и обедать по воскресеньям не приходит... Иди, Андрей... После расскажешь... Шура. На Якова ябедничал? Булычов. Это — не твое дело. Сядь сюда. На тебя тоже все жалуются. Шура. Кто — все? Булычов. Аксинья, Варвара... Шура. Это еще не все. Булычов. Я серьезно говорю, Шуренок. Шура. Серьезно ты говоришь — не так. Булычов, Дерзкая ты со всеми, ничего не делаешь... Шура. Если ничего не делаю, так в чем же дерзкая? Булычов. Не слушаешь никого. Шура. Всех слушаю. Тошно слушать, рыжий! Булычов. Сама — рыжая, хуже меня. Вот и со мной говоришь... неладно! Надобно тебя ругать, а не хочется. Шура. Не хочется, значит — не надо. Булычов. Ишь ты! Не хочется — не надо. Эдак-то жить легко бы, да нельзя! Шура. А кто мешает? Булычов. Всё... все мешают. Тебе этого не понять. Шура. А ты — научи, чтобы поняла, чтобы мне не мешали... Булычов. Ну, этому... не научишь! Ты что, Аксинья? Что ты все бродишь, чего ищешь? Ксения. Доктор приехал, и Башкин ждет. Лександра, оправь юбку, как ты сидишь? Булычов (встает). Ну, зови доктора. Лежать мне вредно, тяжелею от лежанья. Эх... Улепетывай, Шуренок! Ногу не вывихни, гляди! Доктор. Здравствуйте! Как мы себя чувствуем? Булычов. Неважно. Плоховато лечишь, Нифонт Григорьевич. Доктор. Нуте-ко, пойдемте к вам... Булычов (идя рядом с ним). Ты давай мне самые злые, самые дорогие лекарства: мне, брат, обязательно выздороветь надо! Вылечишь — больницу построю, старшим будешь в ней, делай что хочешь...
Ушли. Ксения, Башкин.
Ксения. Что сказал, доктор-то? Башкин. Рак, говорит, рак в печенке... Ксения. Ух ты, господи! Что выдумают! Башкин. Болезнь, говорит, опасная. Ксения. Ну конечно! Всякий свое дело самым трудным считает. Башкин. Не вовремя захворал! Кругом деньги падают, как из худого кармана, нищие тысячниками становятся, а он... Ксения. Да, да! Так богатеют люди, так богатеют! Башкин. Достигаев до того растучнел, что весь незастегнутый ходит, а говорить может только тысячами. А у Егора Васильевича вроде затмения ума начинается. Намедни говорит: «Жил, говорит, я мимо настоящего дела». Что это значит? Ксения. Ох, и я замечаю — нехорошо он говорит! Башкин. А ведь он на твоем с сестрой капитале жить начал. Должен бы приумножать. Ксения. Ошиблась я, Мокей, давно знаю — ошиблась, Вышла замуж за приказчика, да не за того. Кабы за тебя вышла — как спокойно жили бы! А он... Господи! Какой озорник! Чего я от него не терпела. Дочь прижил на стороне да посадил на мою шею. Зятя выбрал... из плохих — похуже. Боюсь я, Мокей Петрович, обойдут, облапошат меня зять с Варварой, пустят по миру... Башкин. Все возможно. Война! На войне — ни стыда, ни жалости. Ксения. Ты — старый наш слуга, тебя батюшка мой на ноги поставил, ты обо мне подумай... Башкин. Я и думаю...
Звонцов идет.
Звонцов. Что, доктор — ушел? Ксения. Там еще. Звонцов. Мокей Петрович, как — сукно? Башкин. Не принимает Бетлинг. Звонцов. А сколько надобно дать ему? Башкин. Тысяч... пяток, не меньше. Ксения. Экий грабитель! А ведь старик! Звонцов. Через Жанну? Башкин. Да уж как установлено. Ксения. Пять тысяч! За что? А? Звонцов. Теперь деньги дешевы. Ксения. В чужом-то кармане... Звонцов. Тесть согласен? Башкин. Вот, я пришел узнать, согласен ли. Доктор (вышел — берет Звонцова под руку). Ну-с, вот что... Ксения. Ох, порадуйте нас... Доктор. Больной должен лежать возможно больше. Всякие дела, волнения, раздражения — крайне вредны для него. Покой и покой! Затем... (Шепчет Звонцову.) Ксения. А мне почему нельзя сказать? Я — жена. Доктор. О некоторых вещах с дамами говорить неудобно. (Снова шепчет.) Сегодня же вечером и устроим. Ксения. Что это вы устроите? Доктор. Консилиум, совет докторов. Ксения. Ба-атюшки... Доктор. Это — не страшно. Ну-с, до свидания! (Уходит.) Ксения. Строгий какой... Туда же! За пять минут пять целковых берет. Шестьдесят рублей в час... вот как! Звонцов. Он говорит — операция нужна... Ксения. Резать? Ну, уж это — нет! Нет, уж резать я не позволю... Звонцов. Послушайте, это — невежественно! Хирургия, наука... Ксения. Плевать мне на твою науку! Вот тебе! Ты тоже невежливо говоришь со мной. Звонцов. Я говорю не о приличиях, а о вашей темноте... Ксения. Сам не больно светел!
Звонцов, махнув рукой, отошел прочь. Глафира бежит.
Ксения. Куда? Глафира. Звонок из спальни...
Ксения идет вместе с ней к мужу.
Звонцов. Не вовремя заболел тесть. Башкин. Да. Стесняет. Время такое, что умные люди, как фокусники, прямо из воздуха деньги достают. Звонцов. Н-да. К тому же революция будет. Башкин. Это я не одобряю. Была она в пятом году. Бестолковое дело. Звонцов. В пятом был — бунт, а не революция. Тогда крестьяне и рабочие дома были, а теперь — на фронтах. Теперь революция будет против чиновников, губернаторов, министров. Башкин. Если бы так — давай бог! Чиновники хуже клещей, вцепятся, не оторвешь... Звонцов. Царь явно не способен править. Башкин. Поговаривают об этом и в купечестве. Будто мужик какой-то царицу обошел?
Варвара на лестнице, слушает.
Звонцов. Да. Григорий Распутин. Башкин. Не верится в колдовство. Звонцов. А — в любовников — верите? Башкин. На сказку похоже. У нее — генералов — сотня. Варвара. Глупости какие говорите вы. Башкин. Все так говорят, Варвара Егоровна. Я все-таки полагаю, что без царя — нельзя! Звонцов. Царь должен быть не в Петрограде, а — в голове. Кончился спектакль? Варвара. Отложили. Приехал какой-то ревизор, — вечером эшелон раненых будет, около пятисот. А места для них нет. Глафира. Мокей Петрович, вас зовут.
Башкин ушел, оставив на столе теплый картуз.
Варвара. Что ты с ним откровенничаешь? Ты же знаешь, что он шпионит за нами для матери! Картуз этот он лет десять носит, жадюга! Просален весь. Не понимаю, почему ты с этим жуликом... Звонцов. Ах, оставь! Хочу занять у него денег на взятку Бетлингу... Варвара. Но я же тебе сказала, что все это устроит Лиза Достигаева через Жанну! И обойдется — дешевле... Звонцов. Надует тебя Лизавета... Ксения (из комнаты мужа). Уговорите вы его, чтобы лежал! Он там ходит и Мокея ругает... Ах, господи!.. Звонцов. Поди ты, Варя... Булычов (в халате, в валяных туфлях). Ну, и что еще? Несчастная война? Башкин (идя за ним). Кто же спорит? Булычов. Для кого несчастная? Башкин. Для нас. Булычов. Для кого — для нас? Ты же говоришь: от войны миллионы наживают? Ну? Башкин. Для народа... значит... Булычов. Народ — мужик, ему — все равно: что жить, что умирать. Вот какая твоя правда! Ксения. Да — не сердись ты! Вредно тебе... Башкин. Ну, что вы? Какая же это правда? Булычов. Самая настоящая! Это и есть правда. Я говорю прямо; мое дело — деньги наживать, а мужиково — хлеб работать, товары покупать. А какая другая правда есть? Башкин. Конечно, это — так, а все-таки... Булычов. Ну, а что — все-таки? Ты о чем думаешь, когда воруешь у меня? Башкин. Зачем же вы обижаете? Ксения. Ну, что ты, Варя, глядишь? Уговори его! Ему лежать велено. Булычов. Ты — о народе думаешь? Башкин. И — при людях обижаете! Ворую! Это надо доказать! Булычов. Доказывать нечего. Всем известно: воровство дело законное. И обижать тебя — незачем. От обиды ты не станешь лучше, хуже станешь. И воруешь — не ты — рубль ворует. Он, сам по себе, есть главный вор... Башкин. Это один Яков Лаптев может говорить. Булычов. Вот он и говорит. Ну, ступай. А взятку Бетлингу не давать. Довольно давали, хватит ему на гроб, на саван, старому черту! Вы что тут собрались? Чего ждете? Варвара. Мы ничего не ждем... Булычов. Будто — ничего? Когда — так, идите по своим делам. Дело-то у вас — есть? Аксинья, скажи, чтоб у меня проветрили. Душно там, кислыми лекарствами пахнет. Да — пускай Глафира квасу клюковного принесет. Ксения. Нельзя тебе квасу-то. Булычов. Иди, иди! Я сам знаю, чего нельзя, что можно. Ксения (уходя). Кабы знал...
Все ушли.
Булычов (обошел вокруг стола, придерживаясь за него рукой. Смотрит в зеркало, говорит почти во весь голос). Плохо твое дело, Егор. И рожа, брат, у тебя... не твоя какая-то! Глафира (с подносом, на нем стакан молока). Вот вам молоко. Булычов. Тащи кошке. А мне — квасу. Клюковного. Глафира. Квасу вам не велят давать. Булычов. Они не велят, а ты — принеси. Стой! Как по-твоему — умру я? Глафира. Не может этого быть. Булычов. Почему? Глафира. Не верю. Булычов. Не веришь? Нет, брат, дело мое — плохо! Очень плохо, я знаю! Глафира. Не верю. Булычов. Упряма. Ну, давай квасу! А я померанцевой выпью... Она — полезная. (Идет к буфету.) Заперли, черти. Эки свиньи! Оберегают. Похоже, что я заключенный. Арестант... вроде.
Занавес
1
Как дела? (франц. Comment ça va?)
© Это произведение перешло в общественное достояние. Произведение написано автором, умершим более семидесяти лет назад, и опубликовано прижизненно, либо посмертно, но с момента публикации также прошло более семидесяти лет. Оно может свободно использоваться любым лицом без чьего-либо согласия или разрешения и без выплаты авторского вознаграждения.
Atlex - надежный хостинг
Email: otklik@ilibrary.ruО библиотеке
©1996—2019 Алексей Комаров. Подборка произведений, оформление, программирование.
Яндекс.Метрика